Магия, Мистика, Религия, Непознанное на AWorld.ru - Иной Мир, центр общения. ~ AWorld.ru ~ Иной Мир ~
Центр общения.
Магия, Мистика, Религия, Непознанное.

  Связанные теги: Любовь Религия Творчество Стихи Ворожить Философия Цивилизации Кровь Клан Пустота Иллюзия Аура Волхв Свастика Домовой Бог Духи стихий (Эльфы Ундины Саламандры Гномы)
Автор: автор- Н.Н.Сперанский, опубликовано: 2004-01-23

Дарна или учение о жизни в Природе

Заря и Ночь, две богини, не терпящие обмана, пусть сделают так,
Чтобы обе половины суток охраняли нас.

Ригведа IV, 55,3

Исток

1. Цивилизация нуждается в обновлении, но оно не должно прийти как глобальный катаклизм. Иначе люди окончательно нарушат равно­весие жизни и Природы. В мир должна прийти идея почитания Земли и жизни на ней. Она должна стать высшей ценностью, превосходящей экономические интересы.

Это возможно если в мире вновь утвердится самое древнее учение о почитании своей земли и традиции предков. Сегодня это учение надо понять не через музейные экспонаты, а через видение нашей жизни. Учение должно стать современным. Ему посвящена эта брошюра.

2. Ключевую идею такого учения мне подсказали друзья из литовс­кого общества “Ромува“, которые не одно десятилетие восстанавли­вают свои древние традиции. Они рассказали мне о состоянии дарна. Это такое состояние, когда человек устойчиво живет в равновесии со всем миром, чувствует себя счастливым и не увлекается сиюминутны­ми политическими идеями, рекламой, массовой культурой.

Переход в дарна требует усилия, но зато потом жить в нем легко и приятно. При этом, человек вовсе не уходит от жизни, а продолжает свои дела, активен и бодр. Для него лишь пропадает необходимость жить в ритме болезненно ускоренной смены вещей и норм жизни, ко­торый навязывается цивилизацией. Он не зависит от преходящих яв­лений социальной жизни и ориентируется на самый древний и прочный фундамент - на силу своей земли и базовые традиции народа.

Для некоторых людей переход в дарна возможен сам собой. Они сами интуитивно приходят к этому состоянию, но не знают об этом. Иногда таких людей считают чудаками, стариками, не выдержавшими борьбы за жизнь. Но, внутри себя эти люди счастливы.

Безусловно, в состояние дарна человека ведут позывы его измо­танного организма. Между тем, дарна это и творческое состояние, когда мир с его страстями и увлечениями остается где-то внизу. Для этого, бывает достаточно только знать, что есть такое состояние человека, когда он выходит из потока суеты жизни и начинает двигаться в ритме своего организма. Шум цивилизации оказывается при этом не более, чем шум улицы за окном.

3. Для осознания дарна требуется своя идеология и вера. Вера, приводящая к дарна - это языческая вера. Всякая другая вера так же может приводить к состоянию дарна, но там это состояние не являет­ся смыслом, целью веры, а является случайным или промежуточным результатом.

Литовские друзья объясняли мне, что дарна - есть бытие человека в согласии с землею и предками, которое дает ощущение счастья и потому угодно богам. Отрицательные эмоции, вызывающие злость и состояние аффекта, возникают с потерей дарна. Если в состоянии дарна человека постигает великое горе, он не стремится уйти от страданий. Он страдает и переживает горе не теряя своей связи со своей тради­цией, землей и предками. Тогда он получает от них поддержку и об­новление. Вообще же дарна характеризуется принятием в свою душу мира Природы и обретением через это смысла бытия.

4. Круг идей о дарна оказался близким славянскому язычеству. В этом нет ничего удивительного, если обратиться к древней истории славян.

В четвертом-седьмом веках славяне двигались с юго-запада на северо-восток теперешней Европы, смешиваясь с балтским населением тех мест. До сих пор в Белоруссии и к северо-западу от Москвы многие реки и населенные пункты имеют литовские названия. Обилие земли приводило к мирному сосуществованию племен, религиозные систе­мы которых были в одинаковой степени унаследованы от древних ариев, создателей ведических гимнов, и от аборигенов старой Европы, которые жили в “деревянном“ веке, почти не пользовались железом и не вели войн друг с другом.

Славянское и балтийское язычество обнаруживает удивительное подобие. При этом, в Литве, языческие представления сохранились много лучше. Там, “белые старики“ - вайделоты уходили в леса справ­лять свои языческие ритуалы еще в восемнадцатом веке. Есть данные, что в это время еще приходили жрецы к валунам в лесах Белоруссии. Русь же к этому времени фактически лишилась блага и сени язычес­кой веры. Потому, лучше сохранившееся литовское язычество, может показать ту утерянную нить, которая должна вывести ко всей утрачен­ной истине. Теперь для этого настало время.

5. В славянском и русском язычестве осознанные представления о дарна были найдены и описаны еще в прошлом веке.

Так в книге середины прошлого века Д. Шеппинга “Мифы славянс­кого язычества“ (переиздано в 1997 г.) мы находим описание картины мира, которая имеет место в дарна: “Вся народная жизнь славянина дышит необъятною любовью и благодарственным благоговением к природе в малейших даже явлениях ее жизненных сил... земная приро­да стала для него мерилом всех понятий... Противоположные явления дня и ночи, солнца и тени, жара и холода, жизни и смерти присвоил он и духовному миру своих религиозных понятий; но в то же время он понял, что при видимой взаимной борьбе этих враждебных начал доб­ра и зла они уничтожаются в гармонии жизни, что в вечных законах разума относительные понятия добра и зла не существуют и что посе­му все жизненные силы природы имеют одинаковое право на его по­клонение, на его страх и благодарность. Эта высокая философия при­роды отразилась у нас в дуализме не враждебных сил добра и зла, как обвиняют нас немецкие ученые, незнакомые с нашей народностью, но в дуализме примирения, соединяющем противоположные крайности в общую цель жизни и уничтожающем таким образом их односторон­нюю зловредность“.

Эта цитата говорит, что в славянском понимании противоположные начала в Природе дополняют друг друга и формируют картину мироз­дания, а не находятся в борьбе и непрерывном конфликте.

Разумеется, все мы можем привести массу примеров конфликтной борьбы противоположных начал. Нам известна позиция зороастризма:

“В мире нет ничего, кроме борьбы добра и зла“. Потому нам надо бу­дет разобраться на уровне языческой веры: когда противоположности формируют наш мир и дополняют друг друга, а когда разрушают его.

Круг философских представлений о совместимости противополож­ных начал был упущен русскими мыслителями в начале двадцатого века вследствие революции, которая сместила общественное мышление в сторону более характерную для зороастризма. Заслуга литовских языч­ников состоит в том, что они осознали важность состояния бытия, в котором противоположные начала не уничтожают, а взаимно дополня­ют друг друга. Они обозначили его своим термином - дарна (гармо­ния), и сложили вокруг него языческое учение.

6. Значение сознательного понимания дарна и возможности прихо­да в это состояние трудно переоценить. Мы будем близки к истине, если скажем, что дарна подобно и сравнимо по значению с индийской йогой. Йога - это практика буддизма, практика религиозных учений аборигенов Индии. Дарна - оказывается практикой языческой жизни славян, балтов и угрофинов, состоящих в генетическом родстве. Се­годня мы вынуждены заново открывать ее.

7. В этой брошюре изложено учение дарна в современном русском понимании. Это только один из вариантов учения, который стал нам понятен. Нам представляется, что это учение призвано спасти мир и изменить характер современной цивилизации. К нему независимо дол­жны сойтись разные народы, если они хотят выжить.

Здесь показано место дарна в русской языческой вере, рассказы­вается о его мистическом значении, о способе прихода к дарна.

В язычестве человек свободен от диктата воли жрецов. Ему можно только предлагать, советовать и показывать примеры. И это значит, что каждому открыты возможности для духовного поиска. Это значит, что путь к дарна не единственен, а понимание его данное здесь едва ли может быть полным, (ибо нельзя измерить мудрость богов и Природы). Поэтому, если кто-то придет к дарна своим путем - это хорошо. Главное, чтобы он знал - дарна есть!

Состояние дарна - это состояние восстановленных ритмов чело­веческого бытия. Их гармония с ритмами Природы. При этом, жизнь человека становится медленнее, из нее выпадает то, что в действи­тельности не нужно. Остается время на осмысление жизни, на созер­цание Природы, на рождение и воспитание детей, на труд и творче­ство. Времени хватает на все. В дарна человек понимает что именно ему надо, и не растрачивается на пустые отвлечения.

Кризис цивилизации

8. Человеческий океан, как и Океан Мировой, обязан иметь опору, твердь под собой. И Океан остается Океаном, пока твердь его носит. Имя этой тверди - Мать Сыра Земля, но носит она не всех и не все­гда.

Заканчиваются политические баталии, рушатся химеры - государ­ства, вырождаются лжеидеи. Отработав свой век, они идут в небытие и на поругание. Вечным для человека остается его земля, Природа, и достижения предков.

9. Есть вечная сила земли. Своей земли, на которой каждый чело­век родился и вырос. Эта сила кажется порой не заметной, ее пере­крывают другие силы, родившиеся в океане людей. Но эти силы как возникают, так и исчезают, подобно волнам.

Сила земли в покое, а не в базарной сумятице. От рождения, ее имеет каждый человек. Но тот, кто хочет этой силой сознательно вла­деть, обязан долго созерцать землю и касаться ее. Сила, даваемая землей, ощущается как жизненный тонус - постоянное напряжение, не утомляющее и дающее жизненную активность.

10. Современный мир позабыл Матерь-Землю, отделив от нее че­ловека многочисленными слоями гравия, асфальта, бетона. Все это находит оправдание в рамках цивилизации, но сам человек не стал от этого счастливее.

Если мы обратим внимание на планировку и характер асфальтовых покрытий, выяснится не утешительный факт. Они имеют тенденцию к сплошному закрытию земли.

Если внимательно разобраться в сути этого явления, можно понять, что это не случайно и что иначе быть не может. Не может - не потому, что надо ездить автомобилям, а в дождь не пачкать ноги. Суть значи­тельно глубже: человек, ходящий по земле, начинает выступать против ценностей цивилизации. Ибо хотя цивилизация и облегчила его жизнь, но скрыла от него то, что ему действительно нужно.

11. Человек, ходящий по земле, невольно обретает ее силу. Эта сила возвращает человека в естественное состояние.

Чтобы владеть силой земли, надо иметь определенное волевое на­пряжение. Оно дается человеку в дарна. Очень часто человек изна­чально его не имеет, и оно может показаться невыносимо тяжелым. В действительности, это первое и ложное впечатление. Очень скоро к этому напряжению привыкаешь, и оно начинает доставлять радость, как радует бодрое тело после гимнастики.

Такое напряжение естественно для всего живого. Оно необходимо, чтобы жить в Природе. Цивилизация, создав многочисленные блага и удобства, лишила нас надобности в этом напряжении, и этим сделала нас целиком зависящими от себя, сделала своими рабами.

12. Есть сильные люди, которые уходят жить в глухие места, строят там жилища и возделывают землю. Но, таких людей единицы. Основ­ная же масса и телом и душой принадлежит цивилизации, и она делает с ними что хочет. Поэтому, утрата человеком счастья естественна. Это следствие его рабства. Человек может быть богат или беден. Это не имеет значения. В любом случае, цивилизация господствует над ним. Она по хозяйски прививает ему свои культурные стереотипы, навязы­вает нормы отношений, стимулирует потребительские инстинкты.

13. Цивилизация требует от человека соблюдения общественных законов. Это естественно. В Природе, животные, объединенные в боль­шие группы или стаи, также подчиняются определенным законам. Это не может вызывать возражения. Но, цивилизация действует еще и дру­гими методами, которые не могут быть включены в разряд законных.

Современная цивилизация построена на развитии производства и ускорении сбыта продукции. Через это и осуществляется рабство. Для одних рабство состоит в том, что они вынуждены производить, а для других в том, что обязаны потребить произведенное.

14. Как ни странно, к рабству цивилизации более ведет обязанность потребить ее продукт. В этом факте, конечно, заключена магия - чтобы околдовать (очаровать) вернее всего, надо заставить что-то заколдо­ванное взять или съесть. Но, нам, сегодняшним, более доступен язык логического суждения. Поэтому, объясним это в рамках логики.

Известно, что вперед вырывается производитель, который создает товар с наивысшими потребительскими качествами. Он выдает товар, вызывающий минимальное напряжение сил со стороны потребителя и тем доставляющий ему наибольшее расслабление, и наибольшее от­клонение от естественного природного состояния. Именно этот товар первым покупают в магазине.

Товар товару рознь. Есть товары, освобождающие от тупого рутин­ного труда, вроде стиральной машины, которая позволяет высвобо­дить бесценное время. Но, для чего? Оказывается, для потребления других товаров вроде бульварного романа или компьютерных игр, которые бесцельно это время съедают и держат человека многие часы в прострации и пассивном состоянии.

Цивилизация не заинтересована в том, чтобы человек жил какое-то время суток сам по себе, не потребляя ее продукта. Достигается это посредством “пряника“ - предложением простоты, удобства и полезности потребления, демонстрацией примеров того, как хорошо потреблять!

В результате образцовым человеком становится абсолютно рас­слабленный, во всем зависящий от благ цивилизации потребитель. Это человек с захиревшей душой и хилым телом, поддерживающий свою жизнь сильно действующими медикаментами. Он покорен рекламе и прессе. Его кругозор минимален. Говоря словами Станислава Подшебоского, его музыка - это музыка негров, его пища - в забегаловке “Макдональд“, его книги и фильмы - детективы и боевики из Голливуда. Его работа - это возня с бумагами в офисе или маркетинг. Его родина там, где ему хорошо. Таков образ современного человека ны­нешней мондиалистской цивилизации, которая понемногу захватыва­ет все человечество.

15. Цивилизация ломает характерные времена и ритмы биологи­ческой жизни человека. Это ведет к более быстрому износу организма и гибели его без потомства.

У человека есть свои биологические периоды. Есть время детства, юности, зрелости, время выращивания детей, время осмысления жиз­ни. Все они имеют вполне определенную длительность, которую труд­но изменить без насилия.

Так время взросления человека может занять от шестнадцати до двадцати пяти лет. Время вынашивания матерью плода - девять ме­сяцев. Время сна - примерно третья часть суток, время обеда от пяти минут до получаса. Если человек будет хватать пищу за секунды, его желудок не переварит ее. Женщина не может успешно родить за пол года. Ребенок не взрослеет за пять лет, а человеческая зрелость едва ли приходит до двадцати. Наилучшая репродуктивная способность муж­чины наступает к тридцати пяти - сорока годам. Подобное имеет ме­сто и в животном мире, где лучшее потомство рождается от матерых и крепких самцов, которые побеждают в брачных играх, а молодые пе­тушки оказываются до времени не у дел.

При этом возникает естественный вопрос: если возможность уско­рения процессов жизни ограничена, то что же делает с человеком со­временная цивилизация? Оказывается она поступает против периодов его биологических времен, требует ускорения их до пределов возмож­ного. Цивилизация требует, чтобы человек суетился и бегал, чтобы ему было НЕКОГДА! Некогда есть, спать, заводить семью, рассматривать в саду цветущее дерево. Она гоняет его как раба. Жизнь в естественных для человека ритмах становится не позволительной роскошью, совершенно не выгодным делом!

Цивилизация заинтересована в сокращении периодов биологичес­ких времен и ускорении ритмов жизни, ибо тогда быстрее происходит товарооборот.

16. Чтобы осмыслить новое вранье телевидения, примерить к себе новую одежду или понять - нужна ли вот эта картина, требуется вре­мя. Это по-человечески естественно. Неестественно, когда человек не успевает осмыслять поток информации и некритично принимает его, когда модные тряпки надеваются срочно, а картины покупаются у ху­дожника только за его имя. Мода, оказывается одним из насильствен­ных механизмов нарушения времен и ритмов жизни человека.

17. Разумеется, ускоренный ритм идет во вред здоровью. Человек не может жить в условиях непрерывной гонки. Это не сопоставимо с его биологией и ведет к износу тела и психики, исчерпывает энергию человека, так, что он не удовлетворяется, а просто устает без чувства радости. У людей не остается времени на свои биологические функ­ции.

Именно эта гонка ведет к тому, что в больших городах люди выми­рают. Большие города не воспроизводят своего населения и являются как бы гигантскими стоками человеков, которые идут туда и не возвра­щаются. Так было с рабами в каменоломнях Египта, так же действуют форпосты цивилизации. Разница в том, что современный человек не догадывается, что он обделен как и раб древности. Его лишили време­ни и это равно тому, что его лишили свободы.

18. Сила цивилизации заключена не только в промышленной, но и в идеологической мощи. Под словом “идеология“, здесь понимается не политическая идея, противостоящая другой такой же по качеству идее. Идеология цивилизации строится на идее накопления индивидуальных средств и стимулирования потребительства для их растраты. Цивили­зация непрерывно ведет пропаганду такого жизненного уклада.

19. Есть люди, которые кажутся окончательно порабощенными ци­вилизацией. Их признаки таковы: вера товарной рекламе и тому, о чем пишут и вещают в средствах информации; непременное следование моде, потребность в смене обстановки, одежды, используемых в быту вещей; признание массовой культуры за должную и единственную; твер­дая жизненная ориентация в сторону накопления, которое оказывает­ся самоцелью; отсутствие устремлений, которые не формируются сред­твами пропаганды; стремление к жизненному уюту, при котором жиз­недеятельность требует минимума усилий; отсутствие духовных и твор­ческих побуждений. И так на всю жизнь. При этом у них все должно быть “как у людей“. За истину они принимают свою выгоду, либо вооб­ще не обращаются к такому понятию.

Это желанные для цивилизации потребители, и их потребительский аппетит останавливает лишь опустевший кошелек или смерть. При этом, в жизни они выглядят как законопослушные граждане, но пойдут на любое преступление, если оно будет покрыто и не ведет к нарушению состояния их комфорта. Естественно, уровень их культуры низок, а мышление приземлено, совесть притуплена. Такие люди беспринцип­ны и легко зомбируемы.

Так же они характеризуются усталостью и отсутствием сил, энер­гии, способной толкнуть их на какое-то не регламентированное циви­лизацией действие, которое требует их внутренняя природа. По этой причине, они всю жизнь чувствуют себя не удовлетворенными, даже несчастными. Так, внутренняя природа может требовать ночевки в па­латке в лесу на снегу, а человек пытается задавить в себе это покупкой нового автомобиля. Ведь он услыхал песню о парне страдающем без мерседеса!

20. Следует думать, что на Западе такие рабы цивилизации состав­ляют большой процент, если не подавляющее большинство общества. В России этот процент, по естественным причинам, меньший.

Если таковыми окажется подавляющее большинство, то цивилиза­ция обречена. Ее представители вымрут. Сейчас они продолжают су­ществовать только по инерции, они уже лишены силы Природы, кото­рая изначально поддерживала их как рожденных на Земле.

Возможно, современная цивилизация уже обречена, и уже ничего нельзя сделать. Хотя, сейчас она и выглядит привлекательно, но под­верженное ей общество уже мертво. Оно доживает как огромное ста­рое дерево, сгнившее изнутри, но имеющее снаружи остатки зеленой кроны. Это дерево будет еще долго производить впечатление толщи­ной ствола и ветвей, еще сменится человеческое поколение, прежде чем его повалит ветер и под корой обнаружится сплошная труха.

Это печальное и страшное явление кладет тень угрозы на всю бе­лую расу. Если ему не будет найдено способа противостояния, то вым­рет не только белая раса, но и все человечество.

21. В мире комфорта и расслабления человек не может полноцен­но жить и продолжать свой род, потому, что деградирует его физиоло­гический аппарат. Человек не способен рожать и воспитывать детей не только потому, что нет времени, но и потому, что расслаблен.

Животные так же не охотно плодятся в неволе. Их помещают в зоо­парки, где они лишаются своего естественного напряжения - своего жизненного тонуса. Как и человека, их лишили необходимости в на­пряжении сил - их кормят, им ограничивают пространство для пере­мещения. Нам же предложены транспорт и лифты, которые удобны, но выполняют ту же дурную роль. Выпущенное в природу животное из зоопарка погибает. Чтобы оно смогло вернуться в естественную среду, нужны долгие тренировки. Такое животное норовит вернуться об­ратно в клетку.

22. Цивилизация оторвала человека от естественной среды обита­ния, лишила его этим должного жизненного тонуса и постаралась ком­пенсировать его своими благами - техническими средствами. По сути, это то же, что отрезать ногу и поставить вместо нее совершенный про­тез. С любым протезом оказываешься обделенным. По способности к адаптации, человек превосходит всех млекопитающих, но цивилиза­ция подводит человека к границе этой возможности.

Эта ситуация понимается людьми, и в разные времена из нее пред­лагались различные выходы. Среди них есть радикальные, такие как разрушение цивилизации или уход от мира в монахи, в разбойники или в “Робинзоны“. Большая же часть человечества ограничивается разум­ными полумерами - поддерживает свой тонус через спорт, творче­ство, или рабочие нагрузки, в результате экономической конкуренции или борьбы за кусок хлеба.

Если тридцать - сорок лет назад считалось престижным жить в небоскребах, то теперь оказалось престижно жить на земле, в коттед­же, близ большого города.

23. Столь важные конкуренция или борьба за биологическое выжи­вание являются бесплатными приложениями к современной цивилиза­ции. Они возникают сами собой, и цивилизация считает своим долгом снижать их остроту. Если создается общество, где эти явления полно­стью ликвидированы, то вырождение, деградация его членов начинает идти ускоренными темпами, (на эту тему есть исследование И.Р. Шафаревича: “Социализм как явление мировой истории“.) Поэтому, мы не можем сказать, что приведенные нами аргументы нацелены исклю­чительно против мондиализма. Если бы в мире победил коммунизм, то качество проблем цивилизации было бы иным, но и в этом случае тоже потребовалось бы искать выход из смертельно опасного тупика.

Духовный поиск

24. Естественно попытаться понять - что в такой ситуации делать человеку? Отказаться от цивилизации, уйти в монастыри и леса может незначительное меньшинство. Цивилизация разрушает монастыри и возвращает “Робинзонов“ обратно. Она предоставляет творческие возможности, но она же и порабощает так, что реализовать эти воз­можности не оказывается воли.

25. Мы разобрались, что нынешняя цивилизация оказывается не только благом, но и опасностью. Опасностью не только на экологичес­ком, но и на биологическом уровне. Осознание этого заставляет заду­маться многих. Жизнь показывает, что от цивилизации нельзя уйти. Нельзя ничего противопоставить ее финансовой и технической мощи кроме бунта, нищеты и первобытного способа существования. Но, про­тивостоять как-то надо!

Пока человек голоден, он не может отказаться от развития техничес­кой цивилизации. И надо, чтобы ее развитие было эффективным, дабы человек сумел удовлетворить в ней круг своих биологических потребно­стей, прежде чем цивилизация погубит Природу и его самого.

Техническая цивилизация должна предоставить человеку гарантии, что он будет сыт, одет, будет иметь жилье, работу, досуг, возможность растить детей и дать им образование, иметь силы и возможность для творчества. За это человек отдает ей свой труд. Далее человеку нужно быть здоровым в физическом, моральном и социальном смысле. Здесь его путь и путь цивилизации уже расходятся. Это значит, что не теряя тех жизненных гарантий, которые дает техническая цивилизация, нуж­но суметь добровольно отказаться от всех ее излишних благ. В этом суть противостояния цивилизации.

Для этого, в обществе должна жить и развиваться идея, позволяю­щая человеку выжить в самых комфортных и быстро изменяющихся условиях. Очевидно, эта идея не может опираться на экономику. По­этому она не может быть политической. Она может находить опору только в человеческом духе, и поэтому должна быть сопряжена с ве­рой, с религией.

Обращая внимание на становление таких религий как христианство или ислам, мы находим, что, в свое время, они перевернули мир. Сей­час они желают лишь сохранять его каким он им нужен. На этом при­мере мы видим, что мир, цивилизацию, переворачивает именно идея. И эта идея потом формирует мир по-своему. Переворачивает она его один раз. Ныне христианство уютно живет в искусственной среде ев­ропейской цивилизации. Там же ислам бархатными речами уверенно набирает себе сторонников.

Наша задача не переворачивать и ниспровергать мир. Наша задача иная - дать людям идею выживания в том мире, который ими создан. Потом они поймут как этот мир правильно переделать, но это далекая перспектива, и сейчас это не входит в нашу программную задачу.

26. Противостоять цивилизации - это не значит противостоять об­ществу или какому-то классу. Нас здесь не интересуют учения бун­товщиков и революционеров. Основной их целью является разреше­ние задачи справедливости в политическом смысле. При этом, самым первым их действием является разрушение того, что им мешает. Га­рантии, что после этого они создадут что-то приличное - никто дать не может. Нас так же не будут интересовать политика и религии, со­зданные для управления социумом.

Разумеется, общественная справедливость должна торжествовать. Идея общественной справедливости проходит красной нитью через все человеческие цивилизации. Духовное учение, которое мы хотим здесь предложить, должно опирается на справедливость - на откры­тость, на естественные возможности человека и отсутствие злого тай­ного умысла.

Фактически нас интересует возможность нравственно и физически здоровой жизни в условиях современной цивилизации.

27. Какой иной способ мышления возможно противопоставить при­нятому в цивилизации, чтобы он оказался более привлекателен, чем мышление потребительское?

Оказывается, никакой! Противопоставить ничего нельзя! Просто человеку недостаточно одного потребительского мышления, хотя по­требление и лежит в природе человека. Наша задача не противопоста­вить, а дополнить человека - тогда гипертрофированное потребитель­ское мышление сократится до своих естественных размеров.

28. Человека надо дополнить тем, чем люди жили до появления со­временной цивилизации. Его надо дополнить опытом предков, что за­печатлен в традиционном укладе жизни и культуре, дополнить перво­бытным инстинктом связи человека со своей землей и роскошью нето­ропливого общения, когда понятны мысли и чувства собеседника.

В первобытный инстинкт, который по нашему мнению ведет в дарна, входит потребность рожать детей больше двух, поддерживать свое здоровье естественными способами, правильно отдыхать и работать, брать от своей земли не более, чем самому надо, находить тепло и поддержку у своих близких.

Действия в этом направлении будут правильными, но для того, что­бы большинство поняло их значение, а не объявило навсегда ушедшей идиллией, должно быть создано учение, объясняющее современность этого.

Слово “создано“ не совсем точно, учение должно быть не создано, а возрождено. И должен быть вновь найден древний способ мышле­ния, несущий в себе ключевую идею, продолжения жизни. Первобыт­ный человек интуитивно, а может быть и осознанно, обладал такой идеей. Через нее он понимал и принимал силу земли, и выживал.

29. Самым прочным фундаментом любого учения является вера. Поэтому, современному человеку, для полноценной жизни, требуется вера, берущая начало на своей земле, из своей Природы.

Самые древнейшие верования человечества как раз и являются верованиями в силу земли, в подчиненность этой силе. Понадобились тысячелетия, чтобы увести человечество от этой веры. Сейчас, стано­вится ясно, что этот уход не оправдан. Люди должны вновь вернуться к этой древнейшей вере, и сделать это много быстрее, чем длился уход. Чтобы говорить об этой вере, мы должны вникнуть в суть ее основных понятой добра и зла.

Добро и зло

30. Издревле человек находил, что есть вредные и полезные по­ступки. Есть годные и негодные места для жизни. Есть вредная и по­лезная пища. Есть человеческие отношения, ведущие к конфликтам или к миру.

Способность отличить полезное от вредного, дурное от хорошего заложена во всех живых существах на уровне инстинкта. Так произош­ло в процессе развития видов. Кто не приобретал такой способности - вымирал. Естественно, что инстинкт обладает пределом совершен­ства. Потому мышь съедает отраву и подыхает, а кот безмерно ест вкусную пищу и не может волочить ноги от ожирения.

Первобытный человек так же обладал должным инстинктом разли­чения вредного и полезного, добра и зла в своем понимании. Этот инстинкт так же был ограничен и так же всякий раз давал сбой, когда перед человеком обнаруживались новые задачи, вызванные его раз­витием.

31. Прорыв человека из дикости в культуру состоял не сколько в создании орудий производства, сколько в создании искусства, эти­ческих и эстетических представлений, которые радовали и разрешали социальные вопросы.

Нам кажется, что первобытные люди, были примитивны. Оно жили по законам стаи, владели камнями, деревом и шкурами. Они ловили рыбу, охотились, возделывали землю, строили жилища, отдавались любви, пугались молнии. Только ли в этом состоял мир их бытия? Если согласимся, то ошибемся. В самом начале сознательного бытия чело­века перед ним сразу встали этические задачи. Всякое новое действие, всякая новая ситуация, в которой человек не приспосабливался ин­стинктом, заставляла его думать, искать и формулировать верное ре­шение в виде истины, имеющей этическое и религиозное значение.

32. Величайшей революцией древности было не только открытие добычи огня, но и открытие возможности передачи этического опыта через слово, через легенду, миф. Так зафиксированный опыт позволял однозначно сказать - что допустимо, а что недопустимо в поступках? Какие дела гибельны, а какие жизненны? Что сохраняет целостность племени, а что его разрушает?

Насколько известно, в древности человечество справилось с этой задачей. В пещерах, где жили древние люди мы не находим совершен­ных орудий убийства, но находим совершенную живопись. Сделанные в прошлом веке исследования племен, живших первобытной культу­рой, показали очень высокий уровень их нравственности, (смотри Э. Тейлор “Первобытная культура“).

Ряд исследователей считает, что эта нравственность аборигенов определяется боязнью магической атаки со стороны исследователя. В действительности, эта нравственность обнаруживалась в первобытных культурах повсеместно, независимо от уровня понимания аборигена­ми колдовства. Она вытекает из требования выживания племени. Тот, кто создавал иные этические концепции - вымер за долгую эпоху пер­вобытности. В основе первобытной культуры оказались отношения честного партнерства и доверия, а не господства и несправедливого обмена.

33. Этический опыт древности фиксировался в легендах, в мифах творения мира. Эти мифы и легенды справедливо считались величай­шим богатством племени. Из них следовало, как вести себя в различ­ных жизненных ситуациях. Они охранялись от воровства и фальсифи­кации.

Для аборигенов, значимость содержания мифов определялась зна­чимостью богов и хранителей мифов - жрецов. Древние умели и зна­ли как хранить свою память и свой жизненный опыт. Столетиями они шлифовали этот опыт и делали его безошибочным. Но, в конечном итоге, этот опыт не смог противостоять соблазну обогащения и ока­зался бессильным в условиях быстрых социальных изменений.

34. С открытием железной руды и появлением навыка выплавления железа, появилась вооруженная власть, которая стала открыто при­сваивать чужое добро. Она попрала древние этические нормы и оттес­нила власть духовную. С этого момента началась борьба между духов­ным и стяжательским путями жизни человека и общества. Началась борьба, которая продолжается по сей день, и которая будет вечной. Если стяжательство побеждает духовное начало, оно губит само себя. Это ждет современную цивилизацию. Если духовность берет верх над стяжательством, то возникает первобытная простота жизни, но ее вновь силой и развратом побеждает стяжательство. Так Мир периодически входит в дарна и выходит из него.

35. Если наше время таково, что в сознание людей победило стя­жательство, то благородно вернуть мир к равновесию. По своей сути, эта попытка может быть проведена теми же средствами, что и тысячу лет назад. Люди нуждаются в духовной опоре. Им нужна идея, миф который они в состоянии принять.

Сам по себе миф не есть фантазия человека. Миф отражает истину в ее историческом развитии. Всякий миф когда-то двигал массы лю­дей. Если миф кажется нелепым, то это лишь потому, что забыта или извращена история.

Есть древние и есть современные мифы. Они различаются тем, что одни кажутся старой сказкой, фантазией и им не верят, а другие вос­принимаются как грозная реальность, не верить в которую кажется невозможным. Но, если присмотреться внимательнее, то станет яс­ным, что все мифы одинаково живы и различаются лишь большей или меньшей своей активностью. По степени активности мифы различаются очень значительно. Достаточно сравнить, например миф о Прометее, миф о советской угрозе, миф о надвигающемся конце Света, миф о свободе в демократическом обществе и другие.

Мы должны оттолкнуться от древнего мифа и перейти к современ­ности. Нам нужен древний миф потому, что современные мифы не кра­сивы и поэтому не содержат искомого потенциала.

С другой стороны, мы чувствуем себя продолжателями первых от­крывателей этических истин эпохи каменного века, когда человече­ство стояло перед своим первым рывком в культуру. Сходство обус­ловлено тем, что современная цивилизация не содержит идеи своего спасения. Ее надо снова находить. Идеи, типа призыва ко всеобщему покаянию перед грядущим апокалипсисом или сплочения перед угро­зой мусульманизации белой расы, не дадут никакого разрешения кон­фликта между цивилизацией, природой человека и Матерью-Землей. Спасительная идея может быть получена только оттуда, откуда ее по­лучали далекие предки - из Природы.

36. Поиск этой идеи тесно переплетается с понятиями добра и зла. В славянской мифологии, мир разделился на доброе и злое начало. Но так было не всегда. Зло и добро - абстрагированные истины, кото­рые стали доступны человеку не сразу, и до сих пор не доступны во всей своей полноте. Что есть добро и зло?

оситель зла всегда заявляет, что эти понятия нельзя разделить и осмыслить. Корыстный индивид имеет лишь самый простой и очевид­ный ответ. Когда ему хорошо - это добро. Плохо - это зло. Тут добро не отделяется от понятия личной выгоды. Если мы будем последова­тельны, то обязаны признать, что именно эта точка зрения молчаливо разделяется современной цивилизацией, является ее точкой опоры и явится источником ее смерти.

Понять - что есть добро и зло невозможно вне уяснения духовной сущности Природы и человеческой истории. Добро и зло объективны и определяются не нашими желаниями, а бытием мира. Очевидно, с добром и злом связано понятие справедливости. Если есть объектив­ное добро, то, значит и есть объективная, высшая справедливость, объективная правота и неправда. Если это так, то в мире где-то обязано храниться знание или вывод о том, что же есть высшее добро и справедливость. Это высшее добро и справедливость обязаны быть в согласии с бытием Природы. Обратимся к древнему знанию.

37. Славянская мифология учит нас, что рождение Мира началось со случайного разделения самоцельного и самосущего божества, на две составляющие. Более сильную, склонную к созиданию и гармо­нии, и более слабую, склонную не только к созиданию, но и к разруше­нию, и конфликту. Вместе они стали созидать Мир, на основе того, что уже существовало, как нечто третье - как Мировая Воля, которая еще не была привнесена в материальный план. Боги создали материю, (согласно Ригведе, приготовили ее из великана Пуруши) и наполнили Мировой Волей, которой обладали сами, и которая с появлением ма­териального мира, проявляется в его законах и в его жизни.

Это живое творение первотворцов получило имя Природа. Таким образом, Природа - это материальный мир, скрепленный волей бо­гов. Этот мир живой, в нем действуют физические и этические законы.

38. В мифе, Мировая Воля является нам утицей над волнами Миро­вого Океана. (Она же добрая богиня матриархата, не случайно такие слова как воля и власть - женского рода). Утица ищет опоры, чтобы отложить яйца, из которых потом сотворится Мир во всем его разно­образии. По южнославянской линии мифа утица ныряет на дно миро­вого океана и добывает ил, из которого боги творят твердь Земли, и это удается с третьей попытки, только после напряжения всех сил бо­гов и самой утицы.

Согласно Калевале, до этого, сам собой распахнулся Воздух. Из него явилась Вода, а из воды - Земля.

По линии другого мифа, сохранившейся у народов Севера, под воду ныряет не утица, а слабейший и младший из богов. Он, добыв ил, пы­тается утаить его часть от старшего, который выглядит как его повели­тель. С этого начинается конфликт и состязание обоих богов в творе­нии. Младший пытается доказать через творение нового свое превос­ходство, а старший все время поправляет и облагораживает его не­удачные произведения. Так, в мире появляется все разнообразие: горы, леса, озера, болота, звери, птицы, люди, которых учит сперва один бог, а потом другой.

Сегодня, мы имеем лишь осколки древнего эпоса, рассказываю­щего о том, как сотворились объекты мироздания, как сотворилась жизнь и сам человек. Мы не знаем масштаб утраты этого знания, но нам известны его основные моменты. То, что сходные легенды при­надлежат как славянам, так и угрофинам, говорит за его древность.

39. Этим легендам о сотворении земли и людей в результате конф­ликта богов, предшествуют легенды о сотворении мира и всеобщем родстве жизни эпохи матриархата. Мир легенд матриархата более ста­тичен. Они говорят, что все живое на Земле рождено богинями - Роженицами, теми женщинами, что матерями стали всех раньше. Они могут иметь различный облик, например, лосих. Роженицы - небес­ные богини, но их дети населяют Землю.

40. Миф о состязании богов в творчестве приходится на время от­крытия и овладения железом. В это время верховным божеством ста­новится кузнец - Сварог. Это отразилось и в особом почитании кузне­цов, и в обращениях к божеству, вроде: “Скуй нам свадьбу крепко-накрепко“, или например в сказке про волка и семерых козлят, когда волк побежал к кузнецу, чтобы тот перековал ему язык, для обмана козлят тонким голосом. Остановимся на этой глубокой сказке, она имеет множество версий.

Что это за кузнец, который благоволит волку? Очевидно, он бог - созидатель огненной природы. Известно, что волк - зверь Перуна. Перун имеет молот и был, так же одним из небесных кузнецов, когда удары грома понимались как удары его кузнечного молота.

Образ козы всегда тяготел к годовому циклу повторяемости жизни. У козы и козлят оказывается другой заступник. Тоже огненной приро­ды, но он не так человекоподобен как кузнец. И это указывает на его архаичность. По одной из версий этой сказки, коза с волком подходят к яме, в которой горит огонь, и коза ищет у этого огня справедливос­ти. Оба прыгают через огонь. Волк падает в огненную яму, лопается, и из него козлята выходят невредимыми. По другой версии козлята не воскресают, хотя волк все равно гибнет. Так судьба мира творится двумя огненными сущностями.

41. Динамичный бог - кузнец внес разрушение в патриархальный быт дома козы. А более архаичный и менее активный бог - просто Огонь, восстановил нарушенное равновесие ее жизни. В этой, ныне детской сказке, отразились чаяния первобытного общества, чувству­ющего исторический рубеж появления социального зла. На этом рубе­же оказывается бог - кузнец, его свободная воля и безразличие к последствиям своих деяний.

42. В рамках древнейшего понимания, боги - творцы соревнуются в творчестве как это делали и первобытные охотники, изображая оле­ней. В более поздних версиях этого мифа, младший из богов оказыва­ется Шайтаном, а старший - превращается в Ахуромазду. Шайтан чувствует себя уязвленным, и становится не сколько творцом, сколько разрушителем сотворенного старшим богом. Возникает конфликт на котором строится учение зороастризма. Старший бог осознается людь­ми уже как единственный добрый творец.

43. Начало перехода от творческого состязания к конфликту богов уже чувствуется в приведенной сказке про волка и семерых козлят. Оно случилось незаметно для человечества, но оно очень существен­но для нас, ибо важно для понятия дарна. Изначально было состязание двух сотворцов, а стало состязание антагонистов, из которых только один истинный творец, а второй мастер помогать в неправедном деле, разрушитель. Человеческий мир имел как бы две фазы бытия. До по­явления божественного антагонизма и после его появления.

44. Очевидно, живые существа рождались и умирали как до этого разделения, так и после. Устранение отжившего свое, имело место на Земле всегда. Жизнь все1да имела обновление. Это означает, что пред­ставление о боге - разрушителе нуждается в уточнении. Стало быть, есть божество разрушения в смысле устранения не способного к даль­нейшему развитию, к жизнедеятельности. И есть божество разрушения, которое препятствует бытию молодой жизни, препятствует есте­ственному бытию Природы. Такое божество является злым и морально неприемлем. Оно ориентировано в сторону насилия над Природой, на сопротивление Мировой Воле к жизни, на разрыв жизненных циклов и преждевременную гибель.

45. Древняя мифология сохранила представления о золотом веке, о времени вечной весны, которая, как мы заключаем, все же не вечна, но по нашим человеческим меркам очень длительна. Надо понимать, что это и была эпоха творческого состязания богов, когда антагониз­ма на мировом уровне не существовало, и люди жили в отношениях доброго партнерства много дольше, чем теперь, не болели, и уходили из земного мира в небесные кущи без страха, с чувством пройденного до конца пути и завершенного дела.

Когда же в Мире появилось злое разрушительное начало, человек стал слабее, жизнь его короче, а погибель души или насильственная смерть, без того больного тела, обычной. Вместе со всем этим, чело­век обрел пороки и страхи. Среди них появился и страх смерти, кото­рый вызван боязнью не сделать, не пережить всего того, что изначаль­но обещано человеку богами по рождению на Земле.

46. Так что мы понимаем зло как насилие над Природой. Зло восхо­дит к божеству разрушения, которое пока, для простоты, мы понимали как единственное. Между этим божеством и Природой мы всегда на­ходим какие-то промежуточные звенья или самостоятельные силы, ко­торые проводят разрушение или транспортируют разрушающее нача­ло. Они исполняют высшую злую волю, далеко не всегда понимая ее конечную цель и свое место в разрушительном замысле. Роль этих сил может выполнять и человек, и политическая сила, и вирус, и некое при­родное явление, вроде озонной дыры. Нам, людям так же может быть не понятна сразу их роль, цели и само их наличие. Но, это не меняет ситуации.

Здесь мы должны отметить, что поскольку такие агенты божества разрушителя действуют в Природе и одновременно принадлежат При­роде, то само по себе это есть конфликт внутри Мировой Воли. Этот конфликт регулярно возбуждается и разрешается. Мы понимаем это только задним числом, анализируя историю человечества.

47. То, что действительно та или иная сила работает в интересах богов разрушителей и подпитывается ими, мы понимаем по двум при­знакам. Во-первых, результат ее действия, в конечном итоге, ведет к гибели людей и вообще жизни. Во-вторых, эта сила относительно бы­стро пресекается какой-то другой силой, либо губит сама себя. Она не может долго существовать из-за своей не жизнеспособной органи­зации, т.е. является химерой.

Пресечение действия сил разрушения мы можем понимать только как действие богов - созидателей жизни, ибо сам человек часто ощущает перед разрушителями полное свое бессилие.

48. И так, божественное добро борется с божественным злом. Если акцентировать свое внимание на борьбе добра и зла, то мы можем прийти к позиции зороастризма, когда говорят, что в мире нет ничего, кроме борьбы добра и зла - сил разрушения и созидания.

Эта позиция колебания весов между двумя крайними положениями кажется нам слишком простой схемой для характеристики сущности мироздания. Она не оставляет места для богинь Рожениц и для бога сотворца, которого в этой схеме человек вынужден превращать в ан­тагониста. Эта позиция толкает человека к тому, чтобы каяться и гре­шить, а потом опять грешить и каяться. Ибо если человек не свят, то значит пребывает во зле, значит грешен!

Один, два раза испытав колебание между этими крайностями, че­ловеческое общество уже не может устоять в равновесии. Сама такая позиция выгодна лишь богам - разрушителям.

49. Вспомним всякого рода учения света, в рамках которых люди стремились быть чистыми и избегать порочного мира, преисполненно­го зла. Таковыми были исмаилиты, альбигойцы, богумилы, манихеи, ныне известное, но отцветшее “Белое братство“ Кривоноговых. Все они кончали одинаково. Все эти братства отрицали мир и Природу как источник зла. Они впадали во зло, деградировали и вымирали. К тако­му результату ведет признание крайностей, заострение внимания лишь на полюсах картины борьбы добра и зла. К этому всегда скатываются все яростные борцы за любую крайнюю идею, неважно злую или доб­рую.

Борьба добра и зла есть, но не всегда именно она определяет бы­тие мира. Мир живет. Разрушители не могут противостоять созида­тельному процессу, творимому Мировой Волей. Это говорит за то, что древнейший бог- созидатель превосходит разрушителя.

50. Но если мироздание не рассматривать как конфликт двух на­чал, можем ли мы тогда говорить, что в мире один Бог - творец, в все остальные духовные сущности ниже его воли?

Если самого гениального человека заставить созидать без диалога со всем остальным миром, то скоро он начнет повторяться и не смо­жет выйди из системы созданных им же образов. Эта система будет совершенна, но замкнута. Иного понимания работы сознания людям не дано.

Ничего подобного мы в Природе не наблюдаем. Если Мироздание рассматривать как результат творческого акта божества, то мы долж­ны признать, что божественный разум работает не как изолированный гений, а как работали бы несколько, много гениев, находясь в творчес­ком взаимодействии. Это имеет отношение как к силам созидания, так и к силам разрушения. Иначе одни быстро взяли бы верх над другими. Таким образом, мы неизбежно должны признать идею множественно­сти богов.

51. Историческое знание позволяет заключить, что во все времена существования Мира между силами разрушения и созидания в сред­нем имел место паритет. Если сегодня мы видим некоторое превос­ходство сил разрушения, действующих через цивилизацию, то завтра ситуация должна измениться. Мы в отчаянии, мы не видим, не знаем как это произойдет, но мы должны верить, что это будет, ибо в этом мудрость жизни.

52. Мы не можем допустить вариант, принятый мировыми религия­ми, что все беды и радости мира определяются только одним или од­ними и теми же богами. Что зло и добро есть просто результат некой игры богов или только одного Бога-Творца. Такое понимание несовме­стимо с нравственным законом, которому боги научили нас и сосед­ние нам народы.

Если единое божество определяет меру добра и зла в мире, то по­лучается, что все высшие нравственные нормы Природы не являются нормами для него самого! Такая беспринципность мгновенно сокру­шила бы Мир. Эта позиция есть камень о который разбивается христи­анство. Из такого положения следует, что Мир не имеет ценности в глазах его творца. При этом, сам творец не произвел ничего больше­го! Не уважая свое высшее творение, сам творец оказывается либо не зрелым, либо признающим свое ничтожество.

53. Это убеждает нас, что в мире нет единого творца добра и зла, и нет группы богов, входящих в одну единственную иерархию. Чтобы уместить нравственный закон в известном нам мире, надо признать, что есть много богов - созидателей и богов - разрушителей, зани­мающих разные уровни. Эти боги, хотя и наследовали цели и задачи богов первотворцов мира, и тварны ими, но они обладают свободой волеизъявления, в которой никому не подотчетны, и потому являются полноценными богами. Само их появление обусловлено, очевидно, тем, что в сотворении мира, первотворцы не могли справиться “голыми ру­ками“. Понадобились созидательные силы иных качеств, более при­ближенные к Мировой Воле и к материи.

54. Естественно, часть этих богов вошла в то единое целое, что мы называем Природой и они стали ответственны за ее стихии и силы. Сами стихии: Земля, Вода, Огонь, Воздух - божества.

Природными богами являются бог белого света Святовит, боже­ства Солнца - Даждьбог, Ярило, Хорс, бог грома и бури - Перун, бог ветров - Похвист, бог дождя - Погода, богиня посевов - Мокошь, хозяйка леса Баба-Яга, и другие. Есть и множество малых богов и духов отдельных мест, таких как лешие и водяные, русалии, боги и богини озер и рек.

Есть божества, которые связанны с живыми существами и челове­ком, таковые Жива, Лада, Леля, Велес. К ним относятся другие боже­ства и духи. Все это высшие существа, созидающие жизнь на Земле и доброжелательные к человеку. Среди них старейшим и наиболее уда­ленным от людей является бог Род. Можно понимать, что он и есть первотворец всего сущего, но это никак не переворачивает картину видения Природы. Он не творец всего до последней травинки, он лишь первый направитесь бытия Мира, податель материи для воплощения Мировой Воли. Каким Миру быть конкретно - решают иные божества, а каковой вырасти травинке - решает дух - русалия, что живет от нее неподалеку.

55. Перечислим богов - разрушителей Мира. К ним относится, в первую очередь, Смерть, которая имеет две ипостаси. Это естествен­ная смерть по необходимости обновления мира и смерть не своевре­менная, именуемая - Погибель. Как Смерть выступают иногда и Баба-Яга, и богиня холода и зимы - Марена. Последняя убивает как холод­ное зимнее начало, но она же может убивать и как мор, как повальная эпидемия.

В первой своей ипостаси Марена не опасная богиня, если есть теп­лый дом и сделаны запасы продовольствия. Надо понимать, что Маре­на - древняя богиня матриархата, забирающая с Земли все, что от­служило свой срок на земле, но принадлежит ей. В этом смысле, Ма­рена забирает, например, и болезни, которые отступают от человека с прекращением слякоти и наступлением холодов. Ведь известно, что холод здоровому телу дает еще большее здоровье. Но, холод имеет и свое божественное воплощение - это Кощей Бессмертный, останав­ливающий движение жизни.

Помимо Смерти, Марены и Кощея есть немало других богов и ду­хов, которые обуславливают человеческие болезни и пороки, и явно оказываются божествами разрушительного характера. Среди таковых и бог Морок - бог ложного видения и тьмы человеческого сознания, к услугам которого нередко обращаются политики.

Все эти божества свободны в своем волеизъявлении, и их действия сдерживают только противостоящие им созидательные силы. Все они, если обладают должной степенью сознания, заигрывают с людьми, чтобы использовать их как проводников своей воли. Результатом их работы является, например, потрясающая бездуховность современ­ной цивилизации, когда значение имеют лишь власть и деньги.

Верховным богом - разрушителем является Чернобог. Он, опять же имеет две ипостаси, как божество, разрушающее здоровый Мир и божество уничтожающее уничтожителей и таким образом, охраняю­щее Мир своей грязной работой.

То, что зло вынуждено уничтожать само себя, есть божественная мудрость, до конца не понятная человеку, но дающая веру в вечность добра и жизни.

То, что божества разрушения имеют две ипостаси, как раз и опре­деляет возможность дарна, когда человек выходит за пределы альтер­нативы зороастризма.

56. Человек имеет право выбора: следовать ли ему за богами сози­дания жизни, или за ее разрушителями? Естественный выбор - сле­довать за созидателями. Но ситуация оказывается сложнее, ибо раз­рушители предлагают такие блага и такие заманчивые возможности, которые хотя и во вред людям, но очаровывают. Людям кажется, что уступка временна, а потом, поправив свои жизненные условия, они вновь ступят на путь, данный богами - созидателями. Обычно, это оказыва­ется иллюзией. Так проститутка выходит на панель, не понимая, что этим она утрачивает свой природный жизненный тонус и теряет спо­собность жить семейной жизнью, даже если ее карьера будет удач­ной.

Язычество как учение существует для того, чтобы указывать чело­веку правильный путь, дать почувствовать правильный жизненный вы­бор. Выбор правилен, когда человек живет для своей земли, своего рода и своих потомков. Сделать правильный выбор можно только на основе своей исконной народной культуры. Потому, язычество есть не только поучительная мифология и обрядовое славление богов. Это еще исполнение их воли, которая осуществляется через жизнедеятель­ность человека.

57. И так, язычник не только славит богов, но и является проводни­ком их воли на Земле. Делает он это через сам процесс своей жизни. Если какой-то эзотерик стремиться пребывать все время “в боге“, то язычник и есть таковой, который не просто пашет, сеет и кует потому, что ему выпить не на что, а потому, что находит в этом свое участие в созидании Мира. Состояние дарна близко ему.

Есть другая категория людей, которая имеет ослабленный жизнен­ный тонус и не желает “пахать, сеять и ковать“, но желает наслаждать­ся благами, которые порой только для них и выдумываются. Эта кате­гория невольно служит богам разрушителям. Они просто хотят животно наслаждаться и их удел бесследное исчезновение. Род таковых в конце концов пресекается. Таких людей плодит наша современная ци­вилизация.

58. Есть еще третья категория людей, они сознательно понимают, что они служат силам разрушения, силам зла. Они обращаются к ним чтобы максимально брать и использовать те блага, которые ими дают­ся. За это они служат им своею жизнью. Это не просто воры, корыст­ные преступники, каковыми могут быть люди предыдущей категории. Они совершают преступления не ради добычи чего-то, что не могут получить иным путем. Они идут на преступление ради него самого, потому, что при этом реализуется их внутренняя сущность. Они покло­няются богам - разрушителям, получая у них силы на свершение зла. Это сознательные носители мирового зла, и, судя по всему, в их руках сегодня находится мировой капитал. Юридически они могут быть ни в чем не повинны. Но, именно их трудами обречена на гибель цивилиза­ция.

59. Наша задача - выйти из потока распада и гибели, и жить в согласии с богами-созидателями. Это и будет жизнью в дарна. Такая возможность остается для человека всегда. При этом, конца Света, мировой катастрофы бояться не надо. Вечность живого мира обусловлена мудростью Рода и великими богами-созидателями жизни на Земле.

Дарна

60. Стремление к дарна отражено в волшебных русских сказках и в чаяниях народа. Это то состояние, к которому приходит герой после успешного прохождения испытаний и обретения жизненной мудрости. Положительные герои сказок, в конце концов обретают дом, создают семью и живут долго и счастливо. По дарна люди чаще всего живут в деревнях. Упрощенно, жизнь в дарна можно понимать как счастье де­ревенской жизни. В динамике города дарна так же возможно.

Осознанное дарна выражает совершенство языческой веры. Это одновременно мировоззрение и состояние человека, в котором про­тивоположности уравновешены, как в солярном символе - все сторо­ны одинаковы и нет избранного направления. Равновесие в состоянии дарна означает равновесие жизни и смерти, света и тьмы. Это равно­весие, которое наиболее благоприятно для земной жизни, ибо она нуж­дается в постоянном обновлении. Это то наилучшее, что сегодня могут дать для земного мира боги-созидатели.

Мы говорим, что день прекрасен, и если нам предложат выбор между пребыванием в вечной ночи или вечном дне, мы выберем день. Ежели нам еще предложат их чередование, то мы откажемся от вечного дня и выберем чередование, чтобы примерно третью часть суток занимала ночь. Вспомним, что праздник Купалы проводится именно в ночи. Ночь создана для любви. Ночью появляются росы, столь живительные для посевов, опаляемых дневным солнцем. Мир доброй ночи дополняет мир доброго дня.

61. В дарна есть понятия плохо и хорошо, но нет такого плохого, чтобы не вывело к хорошему. В состоянии дарна нет места злу, твори­мому богами-разрушителями, но есть место тьме, и смерти отживше­го. В создании дарна не участвуют потомки Чернобога, действия которых рассматриваются людьми как насилие. Дарна, это состояние, ког­да люди оказываются в союзе с белыми богами и духами своей земли.

Потомки злого начала Чернобога ведут к погибели - преждевре­менному разрушению и смерти живого. В дарна смерть как насилие не рассматривается. Человек знает время, когда он умрет, принимает это, и спокойно приглашает по этому поводу родственников. Он знает, что к этому времени он уже совершил должное в своей земной жизни.

У человека живущего по дарна все получается. Он всегда находит­ся в ладу сам с собой, чтобы он ни делал. Он рад чувству меры, кото­рое находит в себе. Он никогда не опаздывает, в конце концов ему хватает времени на все. Он может торопиться, но он не впадает в рас­терянность и панику.

Человек в дарна - это человек на своем месте. Если человек ред­костный чудак или посредственность, то и мир его пребывания в дарна под стать ему. В нем он ощущает себя по-человечески счастливым. При этом он никак не отравляет жизнь окружающим. Он живет тем, что создал сам в согласии с другими.

Как правило, вне дарна оказывается человек, ставящий себе един­ственной целью деньги и связанный с ними престиж. Мы говорили, что это единственный массовый ориентир общества западного типа.

Такой целью не ограничивался ни один из тех, кто творили величие и славу любой нации. Для них это могло быть лишь вспомогательным средством, а не самоцелью. Все созидатели так или иначе пребывали в состоянии дарна.

62. Мир тяготеет к состоянию дарна, но не всегда оно возможно.

Для отдельного человека, разрушение дарна может быть сиюми­нутным и быстро восстановимым усилием воли. Так, кратковременно из дарна может вывести истерика ребенка. Иначе дело обстоит для человеческих сообществ.

Возможны целые эпохи, когда за принцип полагается разрушение дарна в целых странах. Таково наше время, когда человек недопусти­мо упрощается, когда высшим благом объявляется вседозволенность.

Если у нас, в России, осуществляется программа сокращения на­селения“ программа “Планирования семьи“, разработанная в Америке и опробованная на третьих странах, то это означает, что сегодня в России дарна нет. Славянский мир потерял свое равновесие. Запад­ная цивилизация так же не имеет дарна, поэтому ее неустойчивость может проявиться р. случае милейшего экономического кризиса.

Нормы бытия народа в дарна отшлифовываются в неизменных ус­ловиях жизни. Таковой, например, была много веков жизнь Русского Севера, донесшего о до нас наши былины, древние обычаи и песни. Там о красоте жизни заботились не меньше, чем о хлебе.

63. Дарна, охватившее большие массы людей на долгое время, может быть охарактеризовано как Золотой век. С одной стороны считается, что эпохи справедливых, партнерских отношений между людь­ми, в которых осуществлялся золотой век, безвозвратно миновали. Но, с другой, идея золотого века под разными названиями периодически возрождается. Это прослеживается со времен Платона. Образ жизни людей в золотом веке понимался во все времена по разному, но об­щим было то, что человек должен быть счастлив.

Индоевропейцы полагают, что Золотой век возможен. По нашим представлениям, это ни что иное, как торжество принципа дарна. Это было и это возможно. Идея построения коммунизма есть отражение идеи Золотого века. Ошибка коммунистов сейчас видится в том, что для построения общества на основе дарна требуется не отвлеченная идея и антагонистическая борьба, а требуется природная вера, выте­кающая из народной традиции. Дарна не осуществляется посредством насилия, не дается через политические партии с их партийной злобой. Оно дается богами за праведную жизнь.

Золотой век возможен, если люди в своей массе возвратятся к ис­конно своим древним верованиям и переосмыслят их вечные ценности в рамках сегодняшних представлений.

Возможность золотого века сводится к разрешению вопроса: мо­жет ли человечество как-то утолить свои потребительские побужде­ния, решить глобальные экологические проблемы и жить в состоянии устойчивого счастья? В дарна человек нуждается в минимальном по­треблении и не страдает от этого. Круг его интересов лежит не в по­требительской, а в созидательной сфере деятельности. Имея возмож­ность потреблять больше, он не находит в этом радости.

Всякое понуждение человека к потребительсвту через рекламу мо­жет рассматриваться как удар, разрушающий дарна. Для пребываю­щего в дарна, отношение к назойливости рекламы подобно отноше­нию к туче гнуса. Ее звон приходится терпеть, но иногда надо выходить на открытое пространство, чтобы эту тучу сдул ветер.

В обществе, где утверждается дарна, должен произойти разумный отказ от насильственного стимулирования потребительства. Человеку нужно много меньше того, что он порой потребляет. Пытаясь потреби­тельством компенсировать в себе недостаток дарна, человек, в дей­ствительности, еще более нарушает свое внутреннее равновесие.

64. Выход из порочного потребительского круга предлагают учения восточной ориентации, построенные на буддизме. Они опираются на тезис, что бытие мира есть и будет всегда бессмысленной суетой и погоней не удовлетворенных за удовольствиями. Мир человеков все­гда по животному ненасытен и потому обречен на страдания, и выход возможен только путем разрыва связи с ним.

По сути, эта позиция предполагает, что Золотого века никогда не было и не будет. Он не может состояться в принципе. И, значит, пре­бывание народа в состоянии дарна - невозможно.

Идеологи такого рода учений фактически всегда стремились к дар­на, но только независимо от народа и традиционной культуры. Их ос­новным идеологом является царевич Гуатама, который жил в малень­ком мире искусственного дарна, но столкнулся с большим миром, где оно было нарушено.

Гуатама был человек ранимый. Он не смог вынести ситуации, когда было невозможно избавить от страданий подвластный ему ир. Про­блему он разрешил эгоистически. Он пошел по пути отказа от поиска народного дарна, и стал искать такой вид личного дарна, при котором возможно народными чаяниями пренебречь. Так было создано первое буддистке учение. Оно возникло в ту эпоху и в той стране, где состоя­ние дарна было серьезно нарушено. По буддизму, в своих страданиях виноваты сами жертвы.

65. Разумеется, если все пойдут путем Гуатамы, то человечество вымрет. Для европейцев смерть человечества представляется злом, а путь Гуатамы - подсказкой Чернобога. Последователи Гуатамы име­ли разное мнение по поводу народного счастья: от признания его воз­можности, до полного отрицания. Народы, исповедующие буддизм все же не вымерли. Это произошло потому, что самые ярые идеологи ухо­да от мирских страданий освобождали Землю от себя и своих после­дователей быстрее чем заржали своими идеями остальных.

66. Состояние дарна не изолирует от бедствий, которые происхо­дят в человеческой жизни. От них никуда не денешься. Часть из них - сотворены силами истинного зла, другая часть - естественна для жиз­ни. Пребывая в дарна, человек переносит и страдания. Но, счастье, получаемое человеком от пребывания в дарна, эти страдания превос­ходит. Этот масштаб счастья превосходит и всякого рода удовольствия..

 

 

      Комментарии: 0

 

~Обои рабочего стола~
~Ночной Дозор~
~Ночной Дозор~
~Дневной Дозор~
~Сумеречный Дозор~



Реле времени таймер, Таймер, Счетчик Моточасов. Счетчик Импульсов, Счетчик Импульсов,
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Продвижение сайта