Магия, Мистика, Религия, Непознанное на AWorld.ru - Иной Мир, центр общения. ~ AWorld.ru ~ Иной Мир ~
Центр общения.
Магия, Мистика, Религия, Непознанное.

Связанные теги: Религия Пустота Иллюзия Аура Домовой Бог
Горшков Олег



“дай днесь нам осень, дай нам осень присно...“




1.
Ну что за блажь – гулять в такую слякоть
по городу утопшему, по лужам
за ветром увязавшейся собакой,
его приблудным псом – больным, ненужным?..
Бореем приговор почти до точки
дочитан лету, лодкам на причале…
Неумолим законник мой дотошный,
всё ветреней слова, но в умолчанье
всё ощутимей привкус зыбкой сути –
она во рту, что горсть червивых ягод
горчит и вяжет… Хочется заснуть и….
заснуть и не… И мне под ноги лягут,
обрушившись, несметные трофеи –
весь разом золотой запас бульвара,
и ветер, разметав зонты кофеен,
вздувая сферой тенты летних баров,
в ночи устроит светопреставленье,
погонит прочь, в убежище жилища,
свалить меня пытаясь на колени…
И я свалюсь, блаженный ветром нищий,
и помолюсь придуманному богу:
дай днесь нам осень, дай нам осень присно,
дай ею подышать еще немного,
в пейзаж вживаясь... Лодки, ветер, пристань,
прибрежные кофейни, листья, сферы,
безжалостно-скупая перспектива…
Мой безымянный, дай немного веры,
наполни жизнь, как музыку, мотивом,
расслышать помоги его усталый,
почти неразличимый отголосок…
И горечь на губах, и всё сначала:
дай осень днесь и дай нам присно осень…


2.
Одолеть бы мысли о той, что не может сбиться
ни со счета имен, ни со следа летящих в убыль.
Всё подробней и явственней в снах проступают лица
тех, кому на канун ставишь свечи, кто ждет и любит.
Что же держит тебя, кроме глупого чувства долга?
Всё насущней становится с каждым биеньем пульса
то, что долго казалось призрачным, слишком долго –
сопричастность твоя с тишиной, из которой пьются
эти горькие крепкие вина воспоминаний,
и куда ты уйдешь из китая своих печалей,
из скитаний бессчетных… Она нестерпимо манит,
но так страшно шагнуть… так бывает всегда вначале…

3.
…Придумывать себя, живописать
нахлынувшее хрупкое предзимье,
и этим жить – беспамятно, с листа,
в анахоретстве невообразимом.
Дыханьем жадным воздух пробудив,
идти по бесконечной перспективе
прибрежных, в иней выбеленных ив,
глядеть, как налету птенец строптивый
выклевывает сумрак и туман
с такою сумасшедшею бравадой,
что, кажется, и сам сойдешь с ума
от сопричастной вольности, и, правда,
как будто сходишь – вымыслом живешь,
а прочий сор по ветру в небыль пущен.
Отныне упоительная ложь,
вернее, блажь любить – и хлеб насущный,
и церковь для тебя, и тишина,
в которой кто-то снежный саван вяжет
для музыки, и то, что не слышна
она другим, почти уже не важно…






Дано: усталость осени – предел.
И ожиданье снега ∞ бесконечность…
И канувшая камешком беспечность –
Концами в воду, кругом по воде.
Еще дано: несбыточная грусть
По легкому творительному слову –
Его щебечет дудка Птицелова,
Его все птицы знают наизусть.
Еще дано: расхристанная даль,
Налепленная пленками пейзажей
На темноту – один и тот же сажень,
Который одолеть смогу едва ль.
Еще… а впрочем, стоит ли считать
Приданое придуманной невесты?..
Придавленный пыльцовым этим весом –
Воспоминанья… блеск их… нищета –
Замрешь, как вор, застигнутый врасплох
В чужом дворе с индейкою в сочельник…
И всё никак искомого значенья
В себе не подберешь для слова «Бог».
О, если б только мог, давным-давно
В его живую суть, в его начало
Проник бы я, во что бы то ни стало,
Да не дано мне, видно, не дано…






Досказывать, чем дышишь… Значит, вслух
и дальше жить… Вновь осень глуховата –
борей, как цербер, исповедь подхватит,
чтоб разметать по слову – в прах и пух.
Немыслимой религией какой
так одержим ты, силясь обнаружить
двух музык разлетающихся нужность
и нежность в их, сгустившей непокой
и сумерки на ветреной земле,
истошной, запоздалой перекличке,
пытаясь различить в божбе их птичьей
предчувствие движения к зиме?
Но в угасанье звуков-позвонков
рассыпавшихся друг без друга музык
иной рефрен – так дышит время-узник
в тиражном смраде изданных веков,
чье назначенье – мерно истлевать
в оковах машкерадных зрелищ рима,
известного враждой непримиримой
к живущим вслух, к не прячущим слова.
Всё глуше в вечном городе торжеств.
Тесны чащобы немоты гремящей –
молчат, разлив студеный свет, фонарщик
и бакенщик, они настороже,
и осень тут как тут на страже, с ней
бессонный пес. Ты сам поверишь скоро,
что в призрак обратится этот город
на хлебе умолчаний и огне…






Тысячелицей, впавшей в осень, улицей
идти и замечать, как легок шаг,
скитающимся ветром захлебнуться,
кроящим, что ни миг, иной ландшафт,
и слушать, как пытается не сбиться
усердный дождь, поющий алфавит
младенчества - ещё всё может сбыться
от альфы до омеги... осень длит
свою непостижимо заводную,
свою неисчерпаемую речь…
и город тонет… с ним идет ко дну и
вотще идущий улицей… беречь
его не нужно, да и не поможет –
вот-вот прощённой болью стиснет грудь,
и он на ворох листьев, как на ложе,
приляжет… на минутку… отдохнуть…


(c)http://rifma.ru/rifma.php?curr_node=6&user=249

Разместил: fea



Комментарии: 0


все комментарии

~Обои рабочего стола~
~Ночной Дозор~
~Ночной Дозор~
~Дневной Дозор~
~Сумеречный Дозор~



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Продвижение сайта