Магия, Мистика, Религия, Непознанное на AWorld.ru - Иной Мир, центр общения. ~ AWorld.ru ~ Иной Мир ~
Центр общения.
Магия, Мистика, Религия, Непознанное.

Связанные теги:
«Ах, да, да, да,— скажет умудренный читатель-эзотерик,— еще одна статья о том, как великие Арканы древних мудрецов Египта были превращены цыганами в вульгарный инструмент гадания, как эти священные образы высшей мудрости, питавшие доктрины великих посвятительных учений от герметизма до тантризма, были профанированы и унижены до удовлетворения суетных нужд мелких людишек». Нет, бедняга-эзотерик, ничего этого не будет. Не будет ни Атландиды, ни Египта, ни цыган, ни каббалы, ни тамплиеров-розенкрейцеров. Статья будет о другом.

Если сейчас спросить, что такое таро, то, скорее всего, самым частым ответом будет, что это гадальные карты. Некоторые скажут, что это еще и зашифрованное в символах изложение древней эзотерической мудрости. И уж совсем немногие знатоки скажут, что это карточная игра. С одной стороны, такие ответы — это результат едва ли не полного отсутствия какой-либо правдивой информации о картах таро на русском языке. А с другой, усилий несметного легиона энтузиастов-эзотериков, повторяющих на все лады байки о Египте, каббале, мистериях и т. д. Скорее всего, первое, на что наткнется любой желающий узнать историю этих карт, будет рассказ о том, как жрецы Древнего Египта зашифровали в них свои тайные доктрины, как в средние века цыгане принесли эти карты в Европу, и как посвященные в эти таинства использовали эти карты для прорицания будущего.

Разумеется, ни жрецы Древнего Египта, ни европейские средневековые посвященные на таро не гадали. И не потому, что им претило использовать Великие Арканы для столь низменных нужд, а потому, что карт этих у них попросту не было. Карты таро — это плод итальянского Ренессанса, дитя своей эпохи и своей страны. Игра, появившаяся как забава аристократических кругов Северной Италии, ставшая популярной и шагнувшая из придворного круга в широкие народные массы. Но именно игра, а не гадательная практика. Когда же и как игральные карты превратились в инструмент гадания?

Адепты эзотерических доктрин, заявляя о древней практике гадания на таро, обычно ограничиваются простой констатацией, не утруждая себя приведением каких-либо свидетельств, подтверждающих их утверждения. Гораздо реже публике подсовывается весьма грубо состряпанное «свидетельство», не выдерживающее никакой критики. На деле не обнаружено ни одного свидетельства использования карт таро для гадания в XV веке, к которому и относятся первые известные варианты таро. Свидетельств нет, но попытки состряпать такие свидетельства встречались. Одна из самых известных таких попыток — это появившийся в 1842 году во французском журнале «Le Magasin Pittoresque» («Живописный журнал») небольшой офорт, который, как сообщалось, воспроизводил картину кисти Яна ван Эйка, и к которому было сделано следующее пояснение:

«Филипп Добрый, советующийся с гадалкой» ван Эйка. Полагаем, что эта картина представляет герцога Бургундского Филиппа Доброго.

Довольно любопытно, не так ли? Неужели фламандский живописец открыто изобразил своего тогда еще живого патрона за таким неблагочестивым занятием как гадание? Ведь на дворе не новые времена, а первая половина XV века. Давайте, посмотрим на живописный оригинал.



Мы видим сидящую за столом хорошо одетую девушку, перед которой лежат карты. За ее спиной довольно многолюдно. Справа от нее мы видим молодого человека, который приветственно снял шляпу и подает девушке цветок. Кстати, гравер французского журнала в своем офорте заменил этот цветок некоей волшебной палочкой, подобавив модного оккультного колорита. И все-таки, Филипп Добрый у гадалки? Увы! Врет француз.

Во-первых, это не ван Эйк. Произведение принадлежит школе Луки Лейденского. Таким образом, это первая половина не XV, а XVI столетия, и это вряд ли Филипп Добрый. Во-вторых, нет никаких оснований считать, что изображенная сцена имеет отношение к гаданию. Гадание в те времена — это занятие отнюдь не светских дам, тем более в публичном месте. В сцене гадания следовало бы ожидать старую ведьму, а не молодую богатую даму. А, кроме того, человек из высоких слоев общества не стал бы приветственно обнажать голову перед какой-то гадалкой. Скорее перед нами галантная сцена встречи знатного молодого человека и знатной девушки, которая развлекает себя игрой с картами, а вовсе не сцена гадания. Интерпретация карт на этой картине, как указания на игру, станет тем более очевидной, если принять во внимание тот интерес, который питал Лука Лейденский к изображению сцен игры. Причем игры между мужчинами и женщинами.

Вот женщина ведет игру с двумя мужчинами. Заход по пикам! Обратите внимание, масти у карт — французские, а не обычные масти итальянских тарокки. Пиковая масть, по-французски pique — копье, пика, а в переносном смысле это могло означать ссору, размолвку.


Лука Лейденский «Игроки в карты», 1525 г.

А вот опять женщины играют с мужчинами в карты. И опять масти французские. У мужчины в руке туз пик, а у женщины — шестерка червей (по-французски, cœur - сердце).


Лука Лейденский «Игроки в карты», 1508–10 гг.

И опять женщина играет с мужчиной, но на этот раз в шахматы. Мужчина играет белыми, женщина — черными. Белые начинают и выигрывают? Кстати, доска 8×12…


Лука Лейденский «Игра в шахматы», ок. 1508 г.

Впрочем, мы увлеклись играми мужчин и женщин. Давайте вернемся к нашей теме. Еще одно изображение, которое часто приводят в качестве свидетельства раннего распространения гадания на таро, это гравюра Израэля ван Мекенема, на которой мы вновь видим мужчину и женщину с картами.



Пара сидит за столом. Женщина с явно удовлетворенным видом показывает Туза Палок (здесь масть итальянская). Мужчина же поднял правую руку, по-видимому, раздраженный. Однако, кроме уже упоминавшегося в предыдущем случае явно не бедного вида мужчины и женщины, кроме традиционности сюжета, в пользу интерпретации этого изображения как изображения карточной игры, говорит еще и наличие карт в левой руке мужчины.

Попытки обнаружить письменные свидетельства, подтверждающие раннюю практику гадания на таро, также не увенчались успехом. Не удалось обнаружить ни одного письменного источника ранее XVIII столетия, указывающего на что-либо похожее на современное гадание на таро. Даже такой собиратель оккультного всего и вся, как Агриппа Неттесгеймский не упоминает о гадании на картах в своей «De occulta philosophia» — пожалуй, самом знаменитом тексте Ренессанса, посвященном магии. Ничего не говорит о таком гадании и Парацельс, собравший за время своих странствий обширные сведения о практиковавшихся в Европе способах гадания. Нет упоминания об этом и у Каспара Пейцера, оспаривавшего все известные способы гадания в своем труде «Commentarius de praecipuis divinationum generibus». Это произведение издавалось несколько раз во второй половине XVI и начале XVII веков все с новыми и новыми добавлениями, но в них нет ни одного упоминания гадания на таро. Таким образом, можно вполне уверено заключить, что ни в XV, ни в XVI веках не существовало распространенной практики гадания на картах таро.

И все же, в старинной литературе можно найти достаточно любопытные упоминания о картах. Согласно некоторым историкам, одно из таких упоминаний содержится в поэме «Spagna istoriata». Считается, что это произведение было написано в XIV веке. В сорока песнях, состоящих каждая из примерно сорока же октав, излагаются итальянские версии сказаний о деяниях Карла Великого, Роланда и других рыцарей на войне против сарацин в Испании. Авторство приписывается флорентийцу Состеньо ди Дзаноби, хотя и считается сомнительным, так как единственное упоминание автора содержится в последней октаве, которая встречается не во всех манускриптах.
Утверждают, что в XX песне этой поэмы Роланд обращается к магии, чтобы узнать, где находятся враги Карла Великого, приводя следующие слова поэмы: «fece un cerchio e gettò le carte» («соделал круг и бросил карты»). В настоящее время в моем распоряжении нет ни копий манускриптов этой поэмы, ни миланского издания 1519 года, на которое ссылаются в связи с этой цитатой, поэтому я не могу проверить, действительно ли есть такая строка, и действительно ли речь идет о гадании на картах. В имеющемся в моем распоряжении издании этой поэмы (Болонья, 1939-40) мне этих слов обнаружить не удалось. В любом случае, таро не упомянуто, а итальянское le carte может означать не только карты.
Гораздо интереснее другое литературное произведение, в котором упомянуто таро и которое, возможно, является своего рода ключом к пониманию рождения гадания с помощью таро. Пожалуй, на нем стоит остановиться подробнее.

Речь пойдет о появившемся за именем Мерлина Кокай произведении под названием «Хаос Триперуно». За забавным псевдонимом скрывался не менее забавный автор — Джироламо Фоленго, принявший в монашестве имя Теофило.


Теофило Фоленго
Фоленго родился близ Мантуи, учился в Болонье, затем вступил в бенедектинский орден. Однако в 1515 году бежал из монастыря со своей любовницей. Вел достаточно бурную жизнь. Написал несколько чудесных произведений, среди которых, например «Дзанитонелла» (названия у Фоленго достаточно говорящие, но чтобы не уходить слишком далеко от темы, я оставляю их без расшифровки) — дивная пародия на слащавые подражания Петрарке и эклоги, а также знаменитая «Макарония» (известная также как «Бальдус») — пародия на рыцарские романы. Он попытался вновь вернуться в монастырь, но 1525 году бежал опять. В этот год он пишет поэму «Орландино» (что, пожалуй, можно бы было перевести как «Роландушко»), посвященную юным годам Роланда. В ней Фоленго, демонстрируя свое сочувствие идеям Лютера, высказался по поводу молитв, исповеди, монашества, веры и искупления в сугубо еретическом духе. Тем не менее, окончательного разрыва с католицизмом так и не произошло. Уже в 1526 он добивается возвращения в монастырь  и принимается на испытательный срок. Поэма «Хаос Триперуно» была написана в 1527 году и знаменовала возвращение Фоленго в лоно католичества — поэма завершается признанием божественной милости в качестве единственного источника спасения. Он раскаялся в написании своих пародий, сочинил несколько вполне пристойных произведений на духовные темы. В 1534 был окончательно принят в монастырь и до последовавшей в 1544 году смерти оставался добрым католиком.

Интересующее нас произведение — «Хаос Триперуно» — представляет собой  причудливую смесь прозы и итальянских, латинских и макаронических стихов. По ходу повествования один из главных героев — Лимерно (имя, возможно, не случайное — Фелонго выпустил своего «Роландушку» под псевдонимом Лимерно Питокко), рассказывает Триперуно, что провел день в компании своих знакомых — Джуберто, Фочиллы, Фальконе и Миртеллы, и что они развлекались следующей игрой:

обнаружив, что у них есть роскошные карты козырей, разделили их между собой по жребию, и обратившись ко мне, каждый из них показал мне свой жребий выпавших козырей, прося меня, чтобы я о них составил ему сонет.

То есть, четыре человека случайно распределяют между собой карты, прося Лимерно продекламировать некое рифмованное суждение, на основе этих карт, которое бы выражало их судьбу. Следует сразу отметить некоторые важные моменты: мы видим здесь салонную игру, а вовсе не акт прорицания судьбы. Участники не вопрошают оракула, а просто развлекаются. Действо не более оккультно или мистериально, чем буриме или скоропостижные вирши. По-видимому, нет никакого особого хитрого расклада, и у карт нет каких-либо строгих канонических значений.

Надо сказать, что сонеты у Лимерно вышли довольно специфические. В случае Джуберто, вытянувшего Справедливость (Giustizia), Ангела (Angiolo), Дьявола (Diavolo), Огонь (Foco) и Любовь (Amore), он даже просит Триперуно разъяснить ему его же собственные слова. Тот объясняет, что сонет Лимерно означает, что хотя огонь любви и показывается под маской ангела, на самом деле скрывает дьявола. А для карт Фальконе, которому достались Луна (Luna), Повешенный (Appiccato), Папа (Papa), Император (Imperatore) и Папесса (Papessa), Лимерно разразился следущими виршами:

Моя Европа, ну когда ж такое будет,
Чтоб часть твоя, предательски захваченная турком,
Была освобождена Папой или Императором,
Которым их судьбой даны ключи в руке?

Увы! Предательски и так некстати
В руку женщины вложен верховный знак Петра,
И держит императорскую ярость
Лишь против лилии, а не против Луны.

Так если б Папа не был бы Папессой,
Которую Мартин подвешенной за ногу держит,
Я видел бы Луну в когтях орла.

Но эти мои папы и императоры так сделали,
Что моя Папесса ждет прихода Луны,
И впору самому мне в петлю лезть.

Очевидно, этот сонет никак не касается судьбы Фальконе. Это политический выпад, который был вполне прозрачен для современников — папа Климент VII сравнивается с женщиной за проявленную трусость в противостоянии захватившим Балканы туркам. Не забыт и Мартин Лютер, держащий папу за… ногу.

Развлечения, связанные с назначением карт той или иной персоне с дальнейшим толкованием, видимо, действительно практиковались в итальянском высшем обществе XVI века. Сохранился документ, относящийся к феррарскому двору времен Изабеллы д“Эсте (вероятно, конец 30-х годов XVI века), в котором с помощью 22 козырей назначены любовные девизы феррарским дамам. Например:

Солнце (Il Sole)
Синьора Вирджиния Тротта — Ослепляет сиянием на кого бы она ни нацелилась.
Дьявол (Il Diauolo)
Синьора Катарина Перонделла — Где она хочет, там без затравки огонь разжигает.
Колесо (La Ruota)
Синьора Джиролама Сакрати — Кто вверх, кто вниз, и никто прочно на ногах не стоит.
Сумасшедший (Il Matto)
Синьора Мамма Риминальди — Красота ничего не стоит без сумасбродства.

К XVI веку относится расцвет еще одного вида печатной продукции, которую часто упоминают в связи с гаданием на таро. Это гадательные книги — так называемые книги жребиев (Libri di sorte или попросту Le sorte). В общем, книги эти представляли собой следующее: они предлагали несколько вариантов вопросов на несколько распространенных тем (любовь, предательство, брак, путешествие, богатство и т. д.). Выбрав подходящий вопрос человек совершал своего рода путешествие по книге, делая несколько последовательных выборов из нескольких предлагаемых вариантов на разных ступенях пути. В результате он должен был прийти к одному из предлагаемых книгой ответов, обычно довольно общему и банальному, часто представленному в виде стишка из трех-четырех строк. Суть забавы, по-видимому, была не в получении ответа на вопрос, а в процессе — книги были полны гравюр на мифологические сюжеты, аллегорий и т. д. В общем, развлечение в духе эпохи. Среди таких книг, появившихся в Италии в XV–XVI столетиях, можно назвать «Книгу жребиев» Лоренцо Спирито, «Триумф Фортуны» Сигизмундо Фанти, «Жребии» Франческо Марколино. Именно последнюю всевозможные эксперты от гадалок-эзотериков зачастую приводят в качестве доказательства существования распространенной практики гадания на картах таро в XVI веке, порой доходя до утверждения, что эта книга — руководство по гаданию на таро. Разумеется, как уже, наверное, догадался сообразительный читатель, никакого гадания на таро в этой книге нет. Откуда же появился такой миф?

Дело в том, что для выборов пути использовались своего рода генераторы случайных чисел. Например, запускали волчок или бросали игральные кости. В книге Марколино таким генератором служат карты — следует вытягивать одну или две карты из колоды. Для эзотерика этого более чем достаточно для твердой уверенности, что речь идет о гадании на таро (а о чем же еще?), а сама книга если не древне-египетская, то секретная тамплиерская (а чья же еще?).


Франческо Марколино «Жребии»


На самом деле гадают не на картах, а на книге. Карты не имеют своих собственных значений, не раскладываются особым образом, а служат лишь в качестве инструмента случайного выбора. Кроме того, используются не карты таро, а карты для трапполы — практиковавшейся в те времена в Венеции карточной игры. Колода трапполы содержит 36 карт, разделенных на четыре масти, в каждой из которых есть король, всадник, валет, десятка, девятка, восьмерка, семерка, двойка и туз.
Прежде всего, гадающий должен выбрать вопрос из предлагаемого списка. В списке тринадцать вопросов для мужчин (сколько будет жен? следует выбрать красивую или уродливую жену? пострадает ли он от любви? и т. д.), тринадцать вопросов для женщин (следует ли выходить замуж? станет ли плохой муж хорошим? следует ли ей сменить любовника? и т. д.) и двадцать четыре вопроса, подходящих для обоих полов (например, производит ли гадающий хорошее впечатление? следует ли мстить за обиду? и т. д.). В зависимости от вопроса гадающий переходит на соответствующую страницу. Теперь он должен вытащить две случайные карты и найти эту пару среди рисунков на странице.


«Жребии» Франческо Марколино. Страница первого выбора двух карт.

Под рисунком пары карт он найдет указание  перейти к одному из квадратов или к центральному кресту на левой странице и вытащить еще одну карту. Добавляя вытянутую карту к нарисованной на странице гадающий получает указание на нужную страницу с ответами, и должен вытащить еще две карты. Эта пара карт и приводит его к ответу.


«Жребии» Франческо Марколино. Страница с ответами.

Как бы ни хотелось гадателям на таро возвести свое искусство к седой древности, все же первые документальные свидетельства существования такой практики относятся только к XVIII веку. В одном из сборников рукописных документов, имеющих явное отношение к масонской среде и имеющих датировки между 1760 и 1783 годами, был обнаружен листок с итальянским текстом, в котором перечисляются предсказательные значения карт болонского тароккино. Текст не содержит даты, но поскольку в тексте упоминаются Служанки (Fantesche), то есть, женские ипостаси Пажей (Fanti), которые присутствовали в болонском тароккино примерно до 1750 года, то список можно датировать первой половиной XVIII века. Таким образом, этот список, вероятно, был составлен раньше появления книг Эттейллы. В списке не присутствуют все карты болонского тароккино, которых всего 62. В манускрипте представлены лишь 35 карт (15 козырей и 20 обычных карт), расположенные в пяти столбцах по семь карт каждый. Значения карт приводятся, например, следующие:

Король Денариев — мужчина.
Всадник Денариев — мысли мужчины.
Служанка Кубков — женщина.
Паж Палок — мысли женщины.
Туз Кубков — дом.
Звезда — подарок.
Туз Палок — мошенничества.
Туз Мечей — письмо.
Ангел — бракосочетание и соглашение.
Повозка — поездка.
Мир — долгое путешествие.
Всадник Палок — дверной молоток.

Наконец, в конце XVIII столетия засияли две французские звезды, без света которых невозможно представить современное таро. Первый, Кур де Жебелен — отец тото-египетского эзотеризма таро. Второй, Эттейлла — отец современного гадания на таро. Деяния каждого из них столь чудны и удивительны, что заслуживают отдельного рассмотрения. Здесь же и так уже написано немало, а значит

Конец.

источник

Разместил: Varna



Комментарии: 0


все комментарии

~Обои рабочего стола~
~Ночной Дозор~
~Ночной Дозор~
~Дневной Дозор~
~Сумеречный Дозор~



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Продвижение сайта